Перейти к содержанию

как выглядит игровые автоматы

эта замечательная мысль придется как..

Бесплатный бонус в казино

Удар по казино читать онлайн бесплатно

удар по казино читать онлайн бесплатно

Брайан Фриман - Казино Шахерезада читать онлайн бесплатно и без регистрации полностью (целиком) на пк и телефоне. Где и когда нанесет следующий удар? читать онлайн книгу Бен Мецрих «Удар по казино. Реальная история о шести студентах, которые обыграли Лас-Вегас в жанре Триллер, бесплатно, без регистрации. Читать полную версию книги Удар по казино. Реальная история о шести студентах, (Бен Мезрич) бесплатно онлайн или скачать в формате fb2 в библиотеке egokasino.ru ЛУЧШИЕ ПРОВАЙДЕРЫ КАЗИНО

Приходилось ли для вас играться в казино? А случалось ли выигрывать? А понимаете ли вы людей, которым это удавалось не раз? Книжка Бена Мезрича как раз о таковых людях — оседлавших фортуну, сделавших игру собственной профессией. И дело здесь не в везении. Студенты Массачусетсского технологического института выдумали, как обыграть казино, разработали систему подсчета карт. Что из этого вышло? Читайте Удар по казино — захватывающую, интереснейшую книжку, от которой нереально оторваться.

На данной нам страничке вольной электронной библиотеки fb2. Настоящая история о 6 студентах, которые обыграли Лас-Вегас на миллионы баксов. Книжка написана создателем Бен Мезрич, относится к жанру Триллер, добавлена в библиотеку С произведением «Удар по казино.

В нашей онлайн читалке предусмотрен ночной режим чтения, который непревзойденно подойдет для тёмного времени суток и чтения перед сном. Кроме этого, естественно же, можно читать «Удар по казино. Спасибо Дороти Робинсон, которая оказала мне гигантскую помощь в процессе редактирования и подготовки книжки к печати. Благодарю Брайана Липсона из Endeaver за то, что он следил за прохождением проекта через структуры Голливуда, и Джей Сандерз из Eagle Cove Entertainment за правильное осознание того, о чем эта книжка.

Эта книжка не была бы написана без поддержки и советов моих друзей из Бостона — огромных профессионалов в счете карт. Спасибо для вас, друзья, за то, что проявили мне ту сторону Лас-Вегаса, о которой большая часть из нас и не догадываются. Как постоянно, я благодарю за поддержку собственных родителей и братьев.

И Тоню Чен: кросотка, ты свет глаз моих. о создателе Бен Мезрич в году с различием закончил Гарвард. С тех пор он опубликовал 6 романов общим тиражом выше миллиона экземпляров Порог, Потрошитель, Благодатная земля, Кожа и под псевдонимом Холдена Скотта — Скептик и Карьера. Его 2-ой роман, Потрошитель, лег в базу известного кинофильма Роковая ошибка телекомпании Ти-Би-Эс, где в основных ролях снялись Антонио Сабато-мл.

Удар по казино — его седьмая книжка и 1-ая попытка сделать документальную повесть. Ждем ваших отзывов Вы, читатель данной для нас книжки, и есть основной ее критик и комментатор. Мы ценим ваше мировоззрение и желаем знать, что было изготовлено нами верно, что можно было сделать лучше и что еще вы желали бы узреть изданным нами.

Нам любопытно услышать и любые остальные замечания, которые для вас хотелось бы высказать в наш адресок. Мы ждем ваших комментариев и надеемся на их. Вы сможете прислать нам бумажное либо электронное письмо или просто посетить наш Web-сервер и бросить свои замечания там. Одним словом, хоть каким комфортным для вас методом дайте нам знать, нравится либо нет для вас эта книжка, а также выскажите свое мировоззрение о том, как сделать наши книжки наиболее увлекательными для вас. Посылая письмо либо сообщение, не забудьте указать заглавие книжки и ее создателей, а также ваш обратный адресок.

Мы пристально ознакомимся с вашим мнением и непременно учтем его при отборе и подготовке к изданию следующих книжек. Наши координаты: E-mail: info williamspublishing. Перед ним на столе выстроились в ряд три пустых стакана из-под мартини, он опирался на оба локтя и глупо смотрел в карты.

Дилер изображал выдержку из уважения к горке малиновых фишек прямо перед стаканами. Но другие игроки начали проявлять недовольство. Они желали, чтоб юноша или делал ставку, или сворачивался, хватал свою потрепанную дорожную сумку под стулом и ехал назад в собственный Бостон. Черт побери, разве он не много выиграл? Что вообщем собирается делать этот студент с 30 тыщами долларов?

Дилер, уловив настроение за карточным столом, постучал «башмачком» [1] по столу для игры в блэкджек: «Решай, Кевин. У тебя была катастрофически успешная игра. Ты ставишь на последующий кон? Огласить по правде, его звали совсем не Кевин. И он не был даже слегка опьянен. Красноватые пятна на щеках он нарисовал для себя заблаговременно в номере отеля.

Удар по казино читать онлайн бесплатно drift casino зеркало на сегодня рабочее удар по казино читать онлайн бесплатно

Забавная штука онлайн рулетка да или нет

ОНЛАЙН КАЗИНО ТОП ОТЗЫВЫ

Что вообщем собирается делать этот студент с 30 тыщами долларов? Дилер, уловив настроение за карточным столом, постучал «башмачком» [1] по столу для игры в блэкджек: «Решай, Кевин. У тебя была катастрофически успешная игра. Ты ставишь на последующий кон? Кевин пробовал упрятать трясущиеся руки. Огласить по правде, его звали совсем не Кевин. И он не был даже слегка опьянен.

Красноватые пятна на щеках он нарисовал для себя заблаговременно в номере отеля. И, хотя 30 тыщ баксов в фишках было довольно, чтоб у него затряслись руки, не это впечатлило бы людей, которые вправду его знали. Их в еще большей степени заинтриговала бы дорожная сумка под стулом. Кевин глубоко вздохнул, чтоб успокоиться. Он проделывал это сотки раз, и не было обстоятельств мыслить, что сейчас вечерком все будет как-то по-другому.

Он потянулся к трем пятисотдолларовым фишкам, позже обернулся, как будто выглядывая официантку с коктейлем. Краем глаза он увидел свою сигнальщицу. Рыжеволосая, хорошенькая; блузка с глубочайшим вырезом; очень много косметики на лице. Никто бы не угадал в ней бывшую студентку инженерного факультета МТИ Массачусетсский технологический институт и отличницу Гарвардского бизнес-колледжа. Она посиживала довольно близко, чтоб созидать стол Кевина, но довольно далековато, чтоб вызвать какие-либо подозрения.

Кевин изловил ее взор и стал ожидать сигнала. Согнутая правая рука произнесла бы ему, что нужно удвоить ставку. Скрещенные на груди руки принудили бы выдвинуть практически все свои фишки в игровой круг. Руки, вытянутые по швам, подсказали бы опуститься до малой ставки. Кевин уставился на нее, стараясь удостовериться, что верно сообразил ее.

Потом начал быстро собирать фишки. Снутри он весь горел. Опять посмотрел на сигнальщицу. Ее рука все еще оставалась в густых рыжих волосах. За все 6 месяцев Кевин ни разу не получал такового сигнала. Он не имел дела ни к колоде, ни к ведению четкого счета игры, который принес ему барыш в 30 тыщ баксов меньше чем за час. Крупье смотрел на него чрезвычайно внимательно: «Ты уверен, что не хочешь поменять фишки?

Может быть, он ощущал, что тут что-то не так. Кевин собирался подкинуть ему чаевые, но здесь увидел людей в костюмчиках. Трое приближались, огибая ближние столы для игры в крэпс. Не время для добротных манер. Он развернулся и стрелой вылетел из казино. Кевин знал, что они наблюдали за ним сверху — «небесное око». Но юноша не задумывался, что они устроят сцену. Они всего только пробуют защитить свои средства.

Но он не стал испытывать судьбу. Ежели эти в костюмчиках его догонят… что ж, все слышали о таковых историях. Подсобные помещения. Стратегия запугивания. Время от времени даже насилие. Непринципиально, сколько раз город перестраивался, — по сущности, это все тот же Вегас. Сиим вечерком Кевину подфартило. Ему удалось выбраться без скандала, опосля чего же он смешался с извечной массой туристов на ярко освещенном Стрипе.

Через минутку он уже посиживал на скамье стоянки такси, залитой неоновым светом, на иной стороне улицы. Дорожная сумка лежала на коленях. Рыжуха из казино свалилась на скамью рядом с ним, здесь же прикуривая сигарету. У нее тряслись руки, когда она говорила: «Это было так близко. Они вышли прямо из лифта. Быстрее всего, они были наверху и все это время наблюдали за тобой».

Кевин кивнул. Он тяжело дышал и весь взмок от пота. Но в мире не было лучшего чувства. Он положил обе руки на дорожную сумку, чувствуя пачки банкнот снутри. Чуток больше миллиона баксов, все в сотенных: банк Кевина, отчасти финансируемый теневыми инвесторами, которые наняли его 6 месяцев назад.

Они обучали его в тренировочных казино, которые устраивали в облезлых квартирах, на заброшенных складах, даже в аудиториях МТИ. Они выпустили его на залитый неоном Стрип. Большая часть его друзей возвратились в институт, сдавали экзамены, пили пиво, спорили о игре «Ред Сокс». Он был в Лас-Вегасе, где вел светскую жизнь на миллион чужих баксов. Естественно, рано либо поздно все это может полететь ко всем чертям, но Кевин особо не переживал.

Не он вымыслил эту систему. Он был всего только одним из счастливчиков, довольно умным, чтоб ее использовать…. 20 5 тыщ баксов примотаны к каждому бедру. 20 5 тыщ в сумке «велкро» [3] у меня на груди. Еще 50 тыщ рассовано по кармашкам куртки.

100 тыщ баксов в поясе. Я ощущал себя кое-чем средним меж человечком «Мишелина» и толкачом наркотиков. Раздавшийся вширь и весь на нервишках, я миновал крутящуюся дверь и вошел в аэропорт Логан. Охлажденный воздух с размаху стукнул в лицо. Я тормознул и собрался с духом. Терминал Б кишел ребятами из института, разлетающимися на длиннющий уик-энд в День Поминовения: рюкзаки, мешковатые джинсы, бейсбольные кепки, дорожные сумки.

Все двигались сразу в различных направлениях — балет южноамериканского аэропорта без постановщика. Я глубоко вздохнул и влился в человеческой поток. Я не поднимал глаз, следя, как мои легкие кожаные ботинки на протекторах шлепают по плиточному полу. Действуй тихо, думай тихо, будь спокойным… Я старался не мыслить о новейшей «БМВ», средства на которую были прикреплены к спине. Я старался не мыслить о первом взносе за двухкомнатную кооперативную квартиру, уместившуюся в кармашках моей куртки.

Я старался смотреться как все; не первокурсник, быстрее, студент-выпускник, ассистент педагога либо чей-то старший брат, который помогает тут таскать багаж. Просто часть какофонии, статистическая единица в еженедельном отчете аэропорта Логан перед Федеральным агентством гражданской авиации. Действуй тихо, думай тихо, будь спокойным….

В один момент передо мной замаячил современный эквивалент Стоунхенджа: два аэропортовских сенсора сплава, стоявших параллельно друг другу, к которым примыкал транспортер по пояс высотой; его ленты повсевременно подавали вещи в рентгеновский аппарат. Мой пульс взлетел, как ракета, и я на уровне мыслей проинспектировал себя. Банкноты не торчали из рукавов, зелень не выглядывала из-под пуговиц рубахи.

Я встал в очередь за хорошей брюнеткой в приспущенных на ноги джинсах, которая даже попросила меня посодействовать ей взвалить собственный огромный, облепленный наклейками чемодан на ленту транспортера. На правом лацкане у нее был именной жетон, но я не мог разобрать, что там написано, поэтому что пот заливал мне глаза. Я быстро, но не привлекая внимания, заморгал и сделал шаг вперед в типичный дверной просвет. Невидимые лучи резали и щупали мои внутренности в поисках сплава.

Как лишь я задышал спокойнее, тишину пронзил высочайший механический вой. Я застыл. Тетка с именным жетоном показала мне жестом, чтоб я еще раз прошел через сенсор. У меня сдавило гортань. Руки инстинктивно метнулись к холмам под курткой.

Поверх пачек с сотенными бумажками я нащупал нечто, по форме напоминающее гигантскую свечу. Пальцы тряслись, когда я полез в куртку, чтоб выловить оттуда «Nokia». Я ощущал на для себя взор тетки. Ежели попросит снять куртку — мне конец. Она увидит холмы, и тогда разверзнется ад. Крайние 6 месяцев я изучал статьи о попытках пронести незаявленные состояния через пункты контроля в аэропорту и знал все о таможенных законах.

Агенты сохранности могут задержать тебя на 40 восемь часов. Они доставят тебя в помещение без окон, может быть, пристегнут наручниками к стулу, вызовут служащих Агентства по борьбе с наркотиками и ФБР. Потом отберут все твои капиталы, время от времени даже не выписав квитанции.

Потребуются юристы, письма и явки в трибунал, чтоб вернуть средства. Пройдет, может быть, 6 месяцев, а может быть, целый год. Тем временем на тебя налетит, как саранча, налоговая служба в сероватых костюмчиках. Для тебя придется суметь доказать, что ты не собирался вкладывать средства в пакетики с белоснежным порошком. Для таможенных служащих наличные средства пахнут кокаином.

В особенности сотенные бумажки. Это означает, что специально обученные собаки на таможне могут вынюхать проф игрока в блэкджек скорее, чем вся служба вычислит наркокурьера. Для собак и для служащих таможни оба пахнут идиентично. Ужас практически въелся в каждую клетку моего тела, когда я передавал тетке собственный сотовый.

Она смотрела на него так, как будто никогда ничего подобного не лицезрела. Она его крутила и крутила, но позже вернула мне. У меня за спиной юноша в полосатом спортивном свитере пробовал затащить некий цветок в горшке на ленту транспортера. Тетка с именным жетоном утомилось закатила глаза.

Потом, слава Богу, она меня пропустила. Я чуть дышал, ковыляя к собственному выходу. Америка Уэст, рейс Прямой рейс Бостон-Вегас, неоновый экспресс выходного дня. К регистрационной стойке уже выстроилась очередь; гулкие, опьяненные, в основном мужчины, пылающие азартом. Кевин Льюис расслабленно стоял практически в самом конце очереди. Я сходу его увидел. Высочайший, атлетически сложенный, но слегка сутулый. Копна черных волос, темные глаза, мальчишеское лицо. С государственными чертами, но не ярко выраженными.

У него могли быть азиатские, латиноамериканские, даже итальянские либо российские корешки. Как я, он был старше, чем большая часть ребят из института, которые садились в самолет, но он просто смешивался с массой.

Ему могло быть 20 один, 20 6 либо 30 5 В джинсовой куртке и бейсбольной кепке он мог сойти за сынка-первокурсника из Бостонского института. В костюмчике и галстуке он лучше смотрелся бы на Уолл-стрит. На данный момент на нем был форменный спортивный свитер МТИ и мешковатые шорты.

Классический стереотип студента МТИ, прямо как в мечтах родителей. Бравада не чрезвычайно соответствовала его поникшим плечам. Во многом Кевин был классическим прототипом студента МТИ с великолепной характеристикой: вундеркинд в арифметике, наилучший в классе, закончивший Экзетер, элитную закрытую школу в Нью-Гемпшире. Основной предмет — электронная инженерия, при этом неописуемая память на числа, студент-отличник, который соответствовал всем требованиям приема на предварительные курсы в мед институт, — отчасти чтоб успокоить отца, отчасти поэтому, что его потряхивал таковой вызов самолюбию.

Но официальная черта Кевина не докладывала обо всем. Была еще одна сторона его жизни, та, что написана неоновыми вывесками и малиновыми фишками казино. Он встречался с главной девицей из группы поддержки лос-анджелесских самцов и напивался с девицами, фото которых украшали развороты «Плейбоя». Его выгнали с речного плавучего казино в Луизиане, и он следил, как вышвырнули из казино Лас-Вегаса его сотоварища.

Он чуть избежал тюрьмы на Багамах. Его трясла Федеральная налоговая служба, за ним наблюдали личные детективы, его изображение передавали во все концы мира мужчины с черной репутацией и пистолетами на боку. Тем временем он собрал маленькое состояние, которое держал в осторожных стопках «бенджаминов» [5] в кладовке около кровати.

Никто точно не знал, сколько средств он сколотил, но, по слухам, это было кое-где от 1-го до 5 миллионов баксов. Все это было легально и никак не пятнало его лучшую, стереотипную характеристику. Робкий, терпеливый, доброжелательный Кевин Льюис вел двойную жизнь практически четыре года.

Мне захотелось поведать его историю. Он усмехнулся, наклонив голову, и сказал: «Ну, очевидно. Муляжи зонтов. Пустые ноутбуки. Гипсовые повязки и полые костыли. Мы уже прошли стадию приспособлений. Ну, знаешь, как у Джеймса Бонда. Но полые костыли еще сложнее разъяснить агентам ФБР, чем эту сумочку». Ежели бы к моему телу не было привешено четверть миллиона баксов, я бы пошевелил мозгами, что он шутит.

Но Кевин говорил полностью серьезно. Он выполнял свою часть нашей сделки и открывал секреты, которые никто из сторонних еще не слышал. Я познакомился с Кевином Льюисом практически за семь лет до этого в местном бостонском баре. Я окончил Гарвард за несколько лет до того, как он ушел из МТИ. У нас было несколько общих друзей и общие увлечения: спорт, долгие вечера в университетских пабах и телеки с огромным экраном.

Когда нас представляли друг другу, я был начинающим создателем и должен был вот-вот опубликовать собственный 1-ый роман. Как я знал, Кевин работал на какую-то программистскую фирму, но он не вдавался в детали — возможно, поэтому, что я так и не удосужился спросить.

Кевин представлялся мне полностью обычным выпускником МТИ: технарь до мозга костей. Так как скоро опосля первой встречи с Кевином началась моя писательская карьера, наши пути изредка пересекались. Лишь практически через 6 лет мы столкнулись на вечеринке Супербаула. Кевин лишь что возвратился из «командировки» в Лас-Вегас. Во время перерыва меж таймами мы оказались с ним на кухне вдвоем. Опосля скорого обмена любезностями он вдруг снизил глас и подозвал меня ближе к для себя.

Я здесь же помыслил, что пора убираться. Как всякий писатель, я слышал такое начало уже не одну тыщу раз. У всех была история, достойная бестселлера; для меня действительность изредка была довольно увлекательной, чтоб стать литературой. Но когда Кевин начал раскрываться передо мной, я ощутил, как у меня по телу забегали мурашки.

В отличие от тыщ остальных историй, поведанных за коктейлем, рассказ Кевина владел признаками тонкой идеи, синематографической напряженности — при всем при том рассказ был реальным. Все, что мне выложил Кевин, происходило на самом деле. Он все это прожил, каждую минутку событий, и желал, чтоб я воспроизвел его рассказ на бумаге. Кевин так прямо мне и не ответил. Со временем я попробовал сам сконструировать этот ответ. Кевин был частью чего-то невероятного: он и его друзья успешно провернули одну из самых огромных афер в истории Вегаса — и никто не знал о этом вообщем ничего.

Рассказывая о этом, он как будто поновой пережил все это на очах у публики. Это был для него метод доказать для себя самому и тому, кому было любопытно, что все это правда. Наиболее того, для Кевина это был метод принять тот выбор, который он сделал, те решения, которые принудили его жить двойной жизнью.

Почти все из этих решений показались бы для наружного мира аморальными. Рассказывая свою историю, Кевин мог объясниться с теми, кто посчитает, что он сделал что-то не так. Другими словами, его рассказ был отчасти хвастовством, отчасти исповедью. Для меня это был сюжет, от которого тяжело было отрешиться. Пока в иной комнате смотрели, как бьются за Суперкубок, Кевин пообещал поведать мне все, предоставить все контакты, открыть свою вторую жизнь, научить меня системе и показать ключ от сундуков казино.

Чем поглубже я узнавал о двойной жизни Кевина, тем больше осознавал, как много я выиграл от нашей сделки. Когда я в конце концов принялся записывать слова Кевина на бумагу, история его, как будто кино, проносилась перед моим мысленным взглядом в красках, наиболее ярчайших, чем вывески на заведениях Вегаса….

5 осторожных рядов суши, выложенных на стеклянном кофейном столике, напоминали батальон приземистых боец в ярчайших мундирах. Над батальоном поднимался мощный запах водных растений и сырой рыбы, наполняя тесноватую квартирку в высотном доме эры 70-х. Под столом стояла горка открытых картонных коробок из «Тоямы», работающего допоздна японского ресторанчика, размещенного в пары кварталах, в равномерно европеизированном районе Бостона — Бэк Бэе. Ресторанчик не был популярным, он был комфортным — один из немногих ресторанов, открытых заполночь в воскресенье в городке, который все еще цеплялся за закон, регулирующий режим воскресного дня, и за пуританские фасады, — невзирая на роль прибежища для одной из самых огромных в мире и буйных студенческих общин.

Суши были частью воскресного распорядка. Было практически три часа ночи, Кевин лежал на истрепанном футоне, [7] в центре небогато меблированной комнаты. Телек работал с выключенным звуком, и Кевин был в полудреме. Тело ныло опосля 2-ух часов в гимнастическом зале МТИ, а голова отупела опосля долгого дня в духоте хим лаборатории одной из наилучших больниц Бостона. Прошло два летних месяца опосля окончания первого курса, и он провел столько времени в окружении пробирок, что начал различать их по заглавиям.

Каждодневная кислая работа в лаборатории давила еще сильней из-за того, что его уже больше не интересовала мед карьера; он просто не знал, как огласить о этом родителям. Отец все еще пробовал уверить его кинуть команду пловцов МТИ, чтоб предназначить больше времени хим опытам. Еще больше времени с этими ненавистными пробирками. Месяц назад Кевину исполнилось 20, и он был довольно взрослым, чтоб принимать самостоятельные решения о собственном жизненном пути.

Но, как и большая часть двадцатилетних, он понятия не имел, куда идти. Он знал лишь, где не желал оказаться. Был год — заря Интернет-революции. Почти все его сокурсники по МТИ уже размышляли о внедрении данной для нас идеи, планируя направить технические познания, сделавшие почти всех из их отверженными в средних школах, в стартовые площадки для пуска грез стоимостью в млрд баксов.

А ребята, которые не «расчленяли» микропроцессоры на собственных койках, должны были пуститься по испытанным и надежным волнам Уолл-стрит. Венчурный капитал, вкладывательные банки, техническое консультирование — МТИ, наряду с Гарвардом и иными членами «Лиги плюща», [8] был одним из основных заправщиков громадных машин, которые давали прибыль и питали революцию.

Ежели в х годах жадность стала применимой, в х она была возведена на высоту искусства. Медицина, академическая наука, наука ради науки были не самыми симпатичными вариациями в торнадо предложений, кружившихся вокруг кампуса МТИ. В отличие от почти всех собственных однокашников, Кевин не представлял себя довольным жизнью на Уолл-стрит либо в Силиконовой Равнине.

Он не считал себя каким-то святым: он был так же привержен идее неограниченной жадности, как и его сосед по комнате в общежитии. Он просто не отыскал еще собственный стимул. В данный момент ему не хотелось мыслить ни о будущем, ни о отце, ни о собственных лабораторных пробирках. Хотелось лишь спать. Но суши атаковали его органы эмоций. Он нехотя открыл глаза и стал следить за друзьями, склонившимися над кофейным столиком.

Его здесь же поразили чудеса физики и геометрии. Неуклюжий силуэт Джейсона Фишера отбрасывал квадратную тень на ряды суши. 6 футов, один дюйм, двести 20 фунтов — Фишер был сложен, как боксер-тяжеловес. Его плечи были огромны, голова квадратная, а мускулы под футболкой МТИ рельефные, как пластиковое мусорное ведро, выброшенное на улицу в одичавшую жару.

Кевин познакомился с Фишером в спортивном зале опосля того, как храбро вызвался посодействовать бывшему студенту МТИ водрузить диски штанги размером с крышку лючка на тренажер для отжимания лежа. Он опешил, узнав, что у Фишера, который был на несколько лет старше его, в жилах текла таковая же этническая консистенция — отчасти китайская это было видно по его очам — узеньким каплям нефти под выдающимися бровями , отчасти бразильская.

Два дня спустя Фишер представил Кевина собственному однокурснику и другу по комнате Андре Мартинесу. Прилизанные темные волосы, пестрая шелковая рубаха, нить с акульим зубом на шейке, густые брови и неописуемо огромные миндалевидные глаза. Мартинес чуть достигал роста 5 футов 4 дюймов и весил не больше 100 30 фунтов.

Но его репутация с лихвой компенсировала его маленькие размеры. Кевин почти все слышал о Мартинесе уже в первую недельку собственной учебы. Выдающийся гений в заведении, полном гениев, он был таковым умным парнем, что перепуганные доктора арифметики были обязаны перевести его на выпускные курсы, когда он провел на кампусе всего три дня. Эрудит, гордость МТИ — все было так, пока всего через недельку опосля учебы на втором курсе Мартинес нежданно не бросил институт.

За все 6 месяцев знакомства Кевин так ни разу и не спросил, почему, а Мартинес и не желал особо распространяться. Фишер не стал возражать и кольнул Кевина в лоб. Кевин попробовал схватить его за руку, но лишь выбил суши, которая перелетела через всю гостиную. Мартинес рассмеялся ненатурально громко, и Кевин сообразил, что оба пьяны. Наименее часа назад Фишер и Мартинес приземлились в аэропорту Логан, и, похоже, за 5 часов полета они продегустировали все, что предлагалось в винной карте.

Кевин постарался не показать, как ему тошно. Так длилось все лето. Эти двое исчезали каждые выходные, позже целую недельку спали допоздна, а пить начинали рано, — тормоша Кевина, не смотря на часы. Они никогда не прогуливались на работу, похоже, вообщем ничего не делали, в то время как Кевин горбатился в лаборатории.

Он повторял слова собственного отца, а это раздражало. Почему его обязано тревожить, как друзья проводят время? Кевин покачал головой. Им все шутки. Они жили только реальным, ни хлопот, ни угрызений совести. Кевин не мог представить для себя, как так можно. Все в его жизни было заблаговременно спланировано. Экзетер, МТИ, работа на полставки в лаборатории. Даже имея планы, он мучительно переживал по поводу каждого собственного шага.

Фишер и Мартинес не переживали ни о чем. Казалось, что у их нет грядущего, но и им это было индифферентно. Ни один из их не закончил МТИ; оба просто ушли оттуда. По последней мере, у Фишера была благородная причина: его сестра Джоси пострадала в авто трагедии, и он оставил учебу, чтоб посодействовать ей средствами на исцеление.

С тех пор он повсевременно зависал с Мартинесом. И все же средства у их, похоже, никогда не кончались. На самом деле им доставало средств, чтоб летать в Лас-Вегас практически каждые выходные. Почему Вегас — практически постоянно Вегас, Кевин пока осознать не мог. Сам он там никогда не бывал, лишь читал о «Городе Греха» в романах в мягенькой обложке, лицезрел по ТВ в прайм-тайм. Хотя калоритные неоновые огни и большие курорты были довольно симпатичными, он не мог для себя представить отдых все время в одном и том же месте.

Добавьте сюда несколько танцовщиц с обнаженной грудью, тогда покажется незначительно больше смысла. Но ни Фишер, ни Мартинес не были особо рьяными Казановами. Ни один из их не дружил с женщиной подольше, чем хранилась в холодильнике коробка суши.

Он скосил глаза. Его мама была из Сингапура, отец — с Кубы. В его генеалогическом древе было столько рас, что в подарок на день рождения ему можно было подарить всякую этническую безделушку. Сиим в летнюю пору вы уезжали каждую пятницу. Я, фактически, не против. Единственная неувязка в том, что вы возвращаетесь».

Фишер стал убирать с кофейного столика, используя рукав свитера, чтоб собрать крошки. Мартинес как-то вдруг заинтересовался пятном на шве собственной шелковой рубахи. Мартинес посмотрел на Фишера, который лишь пожал плечами. Мартинес полез в задний кармашек и кинул что-то на столик. Что-то свалилось с тихим и глухим стуком. У Кевина расширились глаза — пачка средств приблизительно в два д шириной, скрепленная полосой цветной бумаги.

Кевин потянулся к пачке и увидел на верхней банкноте изображение Бенджамена Франклина в самом центре. Щеки залило жаром, когда он просматривал другие банкноты. Сотки, одни сотни… Он не был Человеком Дождика, но считать умел. Сотка сотенных, итого 10 тыщ баксов. Фишер улыбнулся. В его узеньких очах сияло озорство: «Почему бы для тебя не поехать с нами в последующие выходные? Кевин не мог тормознуть и все перебирал пачку стодолларовых купюр. Он никогда в жизни не лицезрел так много средств.

Они могут внести арендную плату за все лето, и у их остается на суши каждый вечер. Протянув руку, демонстрируя, что пора вернуть средства, Мартинес сказал: «Не Вегас. Один наш друг оставил нам места». Кевин никогда не был на проф боксерском поединке. Он знал, что билеты на бои Холифилда было практически нереально достать.

Два его друга-бездельника не лишь забронировали места, но Мартинес расхаживал с 10 тыщами баксов в заднем кармашке. Кевин ощущал, что был на пороге разгадки, которая ранее никак ему не давалась. Тайна беззаботного существования его друзей обязана вот-вот раскрыться. Фишер посмотрел на него покровительственно: «Возьми выходной. Когда вернешься, пробирки будут все там же». Кевину не приглянулся тон Фишера.

Фишер умел вести себя, как болван, — это соответствовало его комплекции. Его слова прозвучали, как вызов мачо, но Кевину было интересно. Всю свою жизнь он шел по прямой полосы. Приближаясь к крайнему курсу МТИ, он терялся в колебаниях, пытаясь узреть будущее, сразу захватывающее и осмысленное.

Может быть, Фишер и Мартинес сумеют показать ему нечто еще наиболее насыщенное, чем мир, который ожидает его на данный момент. А самое основное — он постоянно грезил узреть бои Холифилда. 5 дней спустя Кевин покидал аэропорт Ньюарка, пройдя через механический смерч вращающегося стекла, и здесь же прямо перед ним, у выхода из аэропорта, затормозил лимузин.

Ему пришлось прикрыть глаза рукою из-за броского солнечного света, который отражался от гладких темных изгибов кара. Он обернулся назад, на Мартинеса, который все еще пробирался вслед за ним мимо вращающейся двери. Мартинес уже надел темные очки, и на его узеньком лице игралась широкая ухмылка.

Похоже, этот ненормальный был уже опьянен, хотя было девять утра и крайний час они кружили на высоте 10 тыщ футов в небе над северным Нью-Джерси. Мартинес подошел к Кевину, который стоял на тротуаре, и перекинул собственный рюкзак через плечо: «Ну, как для тебя приглянулась наша прогулка? Он увидел, как сзаду распахнулась дверь пассажирского салона.

Необычайно высочайший человек в шикарном сероватом костюмчике выдвинулся из лимузина и ступил на тротуар, замерев на мгновение, чтоб поправить сзаду черную, как смоль, косичку. Человек увидел Мартинеса, бросился к нему с протянутыми вперед руками: «Добро пожаловать к нам опять, мистер Ким».

Кевин удивленно смотрел, как Мартинес пожимает руку этому человеку. Мистер Ким? Запястье мужчины отозвалось железным перезвоном, и Кевин увидел дорогой и безвкусный золотой браслет, обвитый вокруг еще наиболее дорогих и безвкусных золотых часов. Лицо у человека было гладким и загорелым, глаза близко посажены над плотоядно заостренным носом. Выражение лица было сразу услужливым и ожесточенным. Хоть какой друг мистера Кима — это друг нашего казино». Он жестом пригласил всех в машинку, позже снял с плеча Мартинеса рюкзак и погарцевал к багажнику.

Видя, что тот далековато и не слышит их, Кевин схватил Мартинеса за локоть: «Мистер Ким? Мартинес рассмеялся, подталкивая Кевина вперед. Запамятовал сказать: в этот уик-энд я — Роберт Ким», — произнес он. Кевин опустился вслед за Мартинесом в холодное кожаное нутро кара, быстро заметив бар, полный хрусталя, и двадцатидюймовый телек, интегрированный в перегородку из красноватого дерева, которая отделяла их от невидимого водителя.

Кевина увлекало то, что уик-энд начинался с вымышленных имен. Его подозрение в том, что друзья занимались кое-чем незаконным, лишь усилилось. Но он решил подыграть. Они вправду посиживали в лимузине с телеком и баром. Он услышал, как захлопнулся багажник, потом опять поглядел в сторону терминала аэропорта. Тротуар был фактически пуст; было субботнее утро, и нужно быть чокнутым либо опьяненным, чтоб лететь в Нью-Джерси в субботу днем.

Либо и то и другое. Фишер отправился в туалет, как лишь они вышли из самолета. Кевин задумывался, он встретит их снаружи, но он так и не возник. Кевин ощутил, как по телу прошла нервная дрожь. Он ждал, что выходные будут приключением, но ему нужно было себя спросить: как отлично он вправду знал этих парней? Он познакомился с ними всего четыре месяца назад.

До этого он знал о их лишь понаслышке. Два парня, выбывшие из института, с таинственными средствами существования, ведущие экстравагантную жизнь. Звучали тревожные колокольчики, но Кевин изо всех сил старался их не слышать. Он напомнил для себя, что приехал сюда, чтоб узреть бои и, может быть, мало поиграть. Не считая того, тревожные колокольчики установили предки.

Может быть, пришло время, когда Кевину захотелось мало рискнуть в данной нам жизни. Этот долговязый субъект постучал по перегородке красноватого дерева 2-мя пальцами в перстнях, и машинка отъехала от бордюра. Пейзаж за окном представлял собой по большей части хайвеи, хим фабрики, промышленные склады, потому Кевина не достаточно что отвлекало от 2-ух загадочных типов, сидевших напротив.

Было ясно, что Мартинес и представитель казино провели совместно довольно много времени. Как Кевин сообразил из их скорострельного жаргона, Дино был владельцем Мартинеса — слово и на этот раз звучало с тем особенным значением, которое Кевин даже и не притворялся осознавать, — в «Цезарс Палас», в Лас-Вегасе за 6 месяцев до этого. Позже Дино выкупила «Тропикана» в Атлантик-Сити, куда он забрал с собой почти всех собственных больших игроков. По всей видимости, Мартинес — либо Ким, как его знал Дино — был одним из этих больших игроков.

Очевидно, было видно, что Мартинес в совершенстве обладал сиим жаргоном. Как как будто у него с владельцем был собственный личный словарь, пестрящий таковыми словами, как халява, кит, акция, Н. Через 20 минут Кевин уже не мог сдерживать любопытство. Может и грубовато, но, похоже, это было не плохое начало.

Мартинес не возражал против вмешательства — у него возник шанс приглядеться к бару. Дино одарил его ухмылкой, не то чтоб снисходительной, но было ясно, что он определил Кевина как дружка, не наиболее того. Мы стараемся, чтоб ваше пребывание было как можно наиболее приятным. Мы привлекаем в наше казино больших игроков и стараемся, чтоб они к нам возвращались», — ответил Дино.

Очень просто. Может быть, Кевин смотрелся идиотом, но он воспитывался как ученый и родился с техническим складом мозга. Ему нравилось задавать вопросцы и нравилось быть четким во всем: «А что такое большой игрок? Мартинес держал в руке бутылку водки и находил апельсиновый сок в холодильнике под баром. Ежели его и интересовал разговор, он этого не демонстрировал. Ежели ты ставишь 20 5 баксов на кон в блэкджек, либо на бросок костей, либо на игровые автоматы, либо на рулетку, то получаешь особенный тариф на номер в отеле и ухмылку админа.

70 5 баксов на кон — и у тебя бесплатный номер. 100 50 — это, может быть, Н. Но ежели ты большой игрок — ставишь 5 10, 20 тыщ баксов за посещение — ты на полном обеспечении. Машинка от аэропорта. Шампанское в ведре со льдом рядом с джакузи. И юноша, таковой, как я, чтоб все шло гладко». Кевин присвистнул. От 5 до 20 тыщ баксов за поездку. Вот для тебя и друзья-бездельники, которые спят до пополудни каждый день. Просаживать по 5 тыщ каждый выходной в Вегасе!

Может, у их богатые дяди, о которых он не знает. Либо тайник с кокаином под раковиной. Когда ты переходишь в другое казино, то забираешь с собой больших игроков». Дино кивнул, а Мартинес тем временем сделал для себя коктейль «Отвертка». Все мои большие игроки знают о том, какое сервис я могу им обеспечить. Как бы там ни было, они мной довольны. И кто знает, может, они поднимутся и станут реальными живыми китами. Так ведь, мистер Ким? За окном промышленные склады уступили место тесновато прижавшимся друг к другу домикам в сельском стиле.

За домиками Кевин увидел мост, соединявший их с десятимильной песочной косой, на которой располагался самый большой игорный центр к западу от Невады. Выросший на восточном побережье, Кевин делил общую «местную» точку зрения на Атлантик-Сити: опыт, который так и не оправдал ожидания. В конце х сеть игорных домов вдоль самого известного побережья страны раскрыла двери перед большим числом авантюристов, но мечта о Вегасе Востока так и не сбылась.

Невзирая на то что казино постоянно процветали, примыкающий город стремительно хирел. Атлантик-Сити стал хрестоматийным доводом против легализации игорных заведений в промышленных центрах. Раздутый в средствах массовой инфы принцип-надежда состоял в том, что казино создадут рабочие места и привлекут сюда представителей высшего класса с близкорасположенного Манхеттена.

Но, невзирая на личные инвестиции в 6 млрд баксов, зоны, прилегающие к казино, так никогда и не пережили экономического возрождения. Когда лимузин катился через мост к песочной косе, Кевин попробовал выудить запах океана. Все, что он ощутил, был запах кожаных сидений и выхлопного газа. Мартинес звякнул стаканом о окно и тихо сказал: «Кит — это тот, кто может спустить в карты миллион и особо не переживать». Большие игроки не ловят такси в аэропорту, не таскают чемоданы, не стоят в очереди у стойки отеля.

Они живут в номерах с джакузи, округлыми кожаными диванчиками, широкоформатными телевизорами и видом на морской пляж. Не считая того, они могут носить все, что им заблагорассудится, как бы смешно это ни смотрелось. Мартинес вышел из ванной в рубахе цвета электрик и джинсах в тон. Он сменил теннисные тапочки на блестящие кожаные туфли, сшитые на заказ; волосы были прилизаны с таковым количеством лака, что ясно проступили очертания черепа.

Эффект был дезориентирующим, хотя на самом деле быстрее ориентирующим. С таковой прической и броской одеждой Мартинес смотрелся больше азиатом, чем латиноамериканцем; он мог просто сойти за обеспеченного отпрыска из Кореи либо Стране восходящего солнца, который собрался на модную дискотеку.

Кевин от души рассмеялся. Он посиживал с ногами на стеклянном кофейном столике в центре шикарной гостиной. Апартаменты превосходили по размеру хоть какой гостиничный номер, который он когда-либо видел; две тыщи квадратных футов, большие панорамные окна и ворсистый ковер кремового цвета. Окна выходили на береговую линию, и с высоты двадцатого этажа пляж представлялся таковым красочным, что было тяжело поверить, что все это было в Нью-Джерси.

На нем все еще были шорты и свитер. Его хлопковая рубаха и штаны цвета хаки лежали в рюкзаке Мартинеса, но он не собирался переодеваться до того, как они пойдут на бои. Мартинес сделал вид, что не слышал. Он озабоченно шарил у себя под рубахой обеими руками, и Кевин помыслил, что он отыскивает солнечные очки.

Очевидно, это завершит его вид. Потом он услышал соответствующий звук открывающейся липучки на сумочке «велкро», и руки Мартинеса возникли снаружи. У Кевина забилось сердечко, когда он увидел пачку банкнот. По последней мере четыре д шириной, в два раза больше, чем пачка, которую Мартинес демонстрировал ему в общежитии. И опять одни сотки.

Ни много ни не достаточно — 20 тыщ под рубахой. Неуж-то Мартинес вез эти средства на для себя из самого Бостона? Через службу контроля аэропорта, через сенсор сплава — вот черт, этот юноша даже не вспотел. Сейчас Кевин начал осознавать, что Фишер и Мартинес были, по наименьшей мере, суровыми игроками. Могло ли быть так, что они заработали всю эту наличность, играя в казино? Он знал, что есть люди, которые зарабатывали на жизнь картами, — про это есть кино, книжки и даже газетные статьи.

Но он знал из того, что читал, что проф игроки, как правило, всего только зарабатывали для себя на жизнь, играя осторожно на маленьких ставках. Пачки наличных и большие VIP-номера были для тех, кто проигрывает, — не для фаворитов.

Ежели лишь Мартинесу не фартило на игральных автоматах, как он и Фишер могли оплачивать все эти уик-энды в Лас-Вегасе? Почему таковой тип, как Дино Таратолли, проводил их, минуя регистрацию, прямо в этот шикарный номер? Кевину до погибели хотелось выяснить правду: «Вот это ставка. Будет забавно поглядеть, как ты будешь кидать эти средства на стол. Во что вы играете? Запихивая пачку в кармашек рубахи, Мартинес с ухмылкой ответил: «Блэкджек. Это единственная стоящая игра». Кевин поднялся с дивана.

Он быстрее поразмыслил бы о покере. Это было больше в стиле Мартинеса. Он был ловким, умным и, судя по тому, как менял наружность, хамелеоном. Кевин поразмыслил бы, что такие возможности лучше всего подступают для игры, где ты лицом к лицу с иными игроками.

В блэкджек ты играешь против заведения; на самом деле твой противник — это сами карты. Какой прок от собственного стиля в таковой игре? Они были в апартаментах уже 20 минут. Кевин задумывался, где может так долго пропадать Фишер. Может быть, заглянул в спортзал, чтоб сделать пару отжиманий лежа. Кевин запротестовал было, позже передумал и кивнул в символ согласия.

Фишер уже большой мальчишка. Была, разумеется, некоторая причина, по которой он задерживался. В худшем случае они встретятся прямо перед началом боев. Кевин еще не лицезрел билеты, но Мартинес пообещал ему, что места будут так близко, что ему пригодится плащ, чтоб его не забрызгали кровью и позже. Мартинес помотал головой: «Сначала заглянем в бассейн.

Танцовщицы приходят туда рано. Позже атакуем буфет. Не могу играться на пустой желудок», — произнес он. Он обернулся к Кевину, похлопал по выпуклому кармашку рубахи и многозначительно произнес: «А позже мы опрокинем столы». Было два часа дня, когда они переступили порог казино, и Кевина клонило в сон — итог щедро накрытого стола в VIP-буфете и сорока минут, проведенных в приватной купальной кабине бассейна. Он не лицезрел никаких танцовщиц, но ему посчастливилось следить, как поразительно бледноватая семья из Пассейика игралась в аква волейбол с группой японских туристов.

Зал был переполнен, сюда забредали сразу туристы с пляжа, в шортах и футболках, и отлично упакованные бойцы выходного дня с Манхеттена, некие в костюмчиках и галстуках. Невзирая на неистовую вентиляцию и кондюки, воздух был заполнен запахами крема от загара и сигаретного дыма. Кевин и Мартинес тормознули у входа, присматриваясь к обстановке. Со всех сторон стояли игральные автоматы, и их мигающие огоньки и крутящиеся барабаны вносили в сознание Кевина полный хаос.

Игровые столы стояли по центру длинноватого зала; здесь были столы под сукном для блэкджека и места для игры в крэпс, рулетку и покер. Вокруг каждого стола в три ряда стояли и посиживали зеваки, и Кевин не лицезрел ни 1-го вольного стула. На какое-то мгновение он даже засомневался, что они вообщем сядут играться.

Позже Мартинес показал на возвышенную часть зала, отделенную от главных столов 3-мя ступенями и бархатной веревкой. За веревкой стояла дюжина столов, и там было совершенно мало игроков. Кевин пошел вслед за Мартинесом к столам для огромных ставок, пробираясь через массу. Толчея «посетителей» зарядила его энергией; так много улыбающихся, смеющихся людей, так много зажигательного азарта, заполнявшего зал.

Он чуть переводил дыхание. Когда они дошли до ступенек, ведущих к «тихим» столам, Мартинес выхватил пачку средств из кармашка рубахи и небережно поделил ее пополам. Кевин уставился на банкноты в руке у Мартинеса. Ну да, он играл ранее — несколько раз на каникулах с семьей, раз либо два в Фоксвудзе, индейском казино в Коннектикуте. Но самое большее, что он когда-либо ставил за одну партию — это 5 баксов, и большее, чем он рисковал за один вечер, — это несколько сотен.

Он не был тупицей и знал, что у заведения есть преимущество за карточными столами. Каждый игрок в конечном итоге проигрывает. Он несколько раз поиграл для забавы, но чтоб серьезно, то никогда. Мартинес указал на ближний вольный стол. Дилерша с завитыми волосами в синей рубахе стояла за суконным столом в форме подковы, держа руки за спиной.

6 колод карт были разложены перед ней картинами ввысь. Пустой пластмассовый «шу» — прямоугольный, длиной в два фута, раскрытый — с жадностью ждал, когда они будут пущены в игру. Кевин пожал плечами. Он знал, как играют в эту игру. Дилер сдает для тебя две карты, ты складываешь их достоинство и стараешься набрать 20 одно очко и не перебрать. Ежели ты хочешь еще карты, ты указываешь на стол. Ежели хочешь тормознуть, машешь рукою. Ежели у тебя больше 20 1-го, ты прогорел, и дилер конфискует твои денежки.

Ежели ты набираешь 20 одно с первых же 2-ух карт это и есть блэкджек , казино выплачивает для тебя в полтора раза большей твоей ставки. Игрок прогуливается первым, дилер вторым. Игра дилера зависит от правил казино, но, как правило, он будет брать карты, пока не наберет семнадцать очков либо пока не прогорит.

Ежели у тебя парные карты, ты можешь их расщепить сделать сплит и сделать две ставки на отдельные партии «руки». И снова же, в зависимости от правил казино, ты можешь удвоить ставку на собственных первых 2-ух картах, беря еще одну в надежде сорвать с дилера побольше средств. Правила были довольно просты для карточной игры. Правда, стратегия, похоже, была штукой коварной, а Кевина ни в коем случае профессионалом именовать было нельзя.

Ежели у дилера маленькая карта скажем, пятерка либо шестерка , ты, как правило, останавливаешься на собственных первых 2-ух картах. И я знаю, что нужно объявить удвоение ставки, ежели у тебя одиннадцать и ты надеешься вынуть картину, чтоб получить 20 одно», — произнес Кевин. Он протянул руку, предлагая Кевину половину купюр из собственной пачки.

10 тыщ баксов наличными. Мартинес помахал перед ним деньгами: «Не бойся. Я буду рядом. Дам для тебя знать, ежели ты сделаешь что-то не так». Щеки Кевина пылали, когда он брал купюры и шел вслед за Мартинесом к столу. Боже, это для тебя не в лаборатории посиживать. Кевин погрузился на стул рядом с Мартинесом, смотря, как тот вынул 20 купюр из пачки и положил их на сукно.

Кевин сделал то же самое и нервно ожидал, пока дилерша отсчитает каждому из их по 20 темных фишек. Потом она сгребла карты со стола и начала тасовать. Ее руки грациозно исполняли ритуальный танец, которому обучаются дилеры блэкджека по всему миру. К тому времени как она уложила колоду, чтоб предложить Мартинесу срезать, Кевин уже чуть держался на стуле. Он выдвинул черную фишку в игровой круг прямо перед собой. Он желал бы начать с наименьшей ставки, но минимум на этом столе был соткой.

Он увидел, что Мартинес начал с 2-ух фишек. Его друг смотрелся совсем размеренным, улыбался, ведя светскую беседу с дилершей. Ее звали Бретт, она была из Делавэра, у нее было двое малышей и прошлый супруг, и нет, она никогда не была в Корее.

Кевин не задумывался, что сам Мартинес когда-либо бывал в Корее, но это было хороший темой для легкой беседы. Опосля первых пары партий нервишки Кевина успокоились, и он начал получать наслаждение от взлетов и падений игры. Партия за партией фишки посодействовали ему запамятовать о том, на какую сумму средств он играл; заместо этого он сконцентрировался на правильных ходах. Он не читал книжек о базисной стратегии БС.

Но он знал о БС из передачи по кабельному телевидению. Речь шла о методиках правильной игры с учетом карт дилера. Уважаемые правообладатели! Возможность располагать книжки на на нашем веб-сайте есть у хоть какого зарегистрированного юзера. Ежели Ваша книжка была размещена без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info libcat.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту. Ниже представлен текст книжки, разбитый по страничкам. Система сохранения места крайней прочитанной странички, дозволяет с удобством читать онлайн безвозмездно книжку «Удар по казино. Поставьте закладку, и можете в хоть какой момент перейти на страничку, на которой окончили чтение.

Спасибо Дороти Робинсон, которая оказала мне гигантскую помощь в процессе редактирования и подготовки книжки к печати. Благодарю Брайана Липсона из Endeaver за то, что он следил за прохождением проекта через структуры Голливуда, и Джей Сандерз из Eagle Cove Entertainment за правильное осознание того, о чем эта книжка. Эта книжка не была бы написана без поддержки и советов моих друзей из Бостона — огромных профессионалов в счете карт.

Спасибо для вас, друзья, за то, что проявили мне ту сторону Лас-Вегаса, о которой большая часть из нас и не догадываются. Как постоянно, я благодарю за поддержку собственных родителей и братьев. И Тоню Чен: кросотка, ты свет глаз моих. Бен Мезрич в году с различием закончил Гарвард. С тех пор он опубликовал 6 романов общим тиражом выше миллиона экземпляров Порог, Потрошитель, Благодатная земля, Кожа и под псевдонимом Холдена Скотта — Скептик и Карьера.

Его 2-ой роман, Потрошитель, лег в базу известного кинофильма Роковая ошибка телекомпании Ти-Би-Эс, где в основных ролях снялись Антонио Сабато-мл. Удар по казино — его седьмая книжка и 1-ая попытка сделать документальную повесть. Вы, читатель данной для нас книжки, и есть основной ее критик и комментатор.

Мы ценим ваше мировоззрение и желаем знать, что было изготовлено нами верно, что можно было сделать лучше и что еще вы желали бы узреть изданным нами. Нам любопытно услышать и любые остальные замечания, которые для вас хотелось бы высказать в наш адресок. Мы ждем ваших комментариев и надеемся на их. Вы сможете прислать нам бумажное либо электронное письмо или просто посетить наш Web-сервер и бросить свои замечания там.

Одним словом, хоть каким комфортным для вас методом дайте нам знать, нравится либо нет для вас эта книжка, а также выскажите свое мировоззрение о том, как сделать наши книжки наиболее увлекательными для вас. Посылая письмо либо сообщение, не забудьте указать заглавие книжки и ее создателей, а также ваш обратный адресок. Мы пристально ознакомимся с вашим мнением и непременно учтем его при отборе и подготовке к изданию следующих книжек. Было 10 минут 4-ого утра, и Кевин Льюис смотрелся так, как будто вот-вот вырубится.

Перед ним на столе выстроились в ряд три пустых стакана из-под мартини, он опирался на оба локтя и глупо смотрел в карты. Дилер изображал выдержку из уважения к горке малиновых фишек прямо перед стаканами. Но другие игроки начали проявлять недовольство. Они желали, чтоб юноша или делал ставку, или сворачивался, хватал свою потрепанную дорожную сумку под стулом и ехал назад в собственный Бостон.

Черт побери, разве он не много выиграл? Что вообщем собирается делать этот студент с 30 тыщами долларов? Дилер, уловив настроение за карточным столом, постучал «башмачком»[1] по столу для игры в блэкджек: «Решай, Кевин. У тебя была катастрофически успешная игра. Ты ставишь на последующий кон? Кевин пробовал упрятать трясущиеся руки.

Огласить по правде, его звали совсем не Кевин. И он не был даже слегка опьянен. Красноватые пятна на щеках он нарисовал для себя заблаговременно в номере отеля. И, хотя 30 тыщ баксов в фишках было довольно, чтоб у него затряслись руки, не это впечатлило бы людей, которые вправду его знали. Их в еще большей степени заинтриговала бы дорожная сумка под стулом. Кевин глубоко вздохнул, чтоб успокоиться. Он проделывал это сотки раз, и не было обстоятельств мыслить, что сейчас вечерком все будет как-то по-другому.

Он потянулся к трем пятисотдолларовым фишкам, позже обернулся, как будто выглядывая официантку с коктейлем. Краем глаза он увидел свою сигнальщицу. Рыжеволосая, хорошенькая; блузка с глубочайшим вырезом; очень много косметики на лице.

Никто бы не угадал в ней бывшую студентку инженерного факультета МТИ Массачусетсский технологический институт и отличницу Гарвардского бизнес-колледжа. Она посиживала довольно близко, чтоб созидать стол Кевина, но довольно далековато, чтоб вызвать какие-либо подозрения.

Удар по казино читать онлайн бесплатно мостбет mostbet casino xyz зеркало рабочее сегодня

Классик 1998 Россия фильм

Следующая статья игровые автоматы играть бесплатно нетент

Другие материалы по теме

  • Pin up казино официальный сайт зеркало
  • Игровые автоматы вулкан старые игры
  • Кто нибудь когда нибудь выигрывал в русское лото джекпот

    1 комментариев

    1. Саломея:

      джойказино зеркало casinovs

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    как выглядит игровые автоматы © 2021. Все права защищены.