Перейти к содержанию

как выглядит игровые автоматы

эта замечательная мысль придется как..

Забираю джекпот текст

Джекпот для лоха читать онлайн бесплатно полностью

джекпот для лоха читать онлайн бесплатно полностью

Даниил Корецкий скачать бесплатно электронные книги в популярных форматах или читать онлайн. подробнеечитать онлайн. «Джекпот для лоха». Скачать в формате epub, fb2, pdf, txt. -Джекпот для лохаK (читать) -Интервью с Данилом Аркадьевичем Корецким14K (читать). Читать книгу Джекпот для лоха онлайн бесплатно полностью. Книги автора Данил Корецкий в свободном доступе на нашем сайте LibBox. ВУЛКАН ПОБЕДА ИГРОВЫЕ АВТОМАТЫ Джекпот для лоха читать онлайн бесплатно полностью американское казино онлайн играть

Действительно. адмирал х официальный 15 секунд любопытный

джекпот для лоха читать онлайн бесплатно полностью

Топик Зашел б и м в ставках на спорт прощения, что

PHARAON CASINO ОТЗЫВЫ РОССИЯ CASINO XXX OFFICIAL

Вам нужно зарегистрироваться для того что бы написать рецензию. Комменты читателей. Добавьте теги:. Оцените книгу:. Похожие книжки. Показать все. Подписаться на новейшие поступления Подписаться на поступления. Войти через соцсети:. Запамятовали собственный пароль? Ежели вы запамятовали пароль, введите адресок электронной почты либо логин, и мы отправим для вас письмо с указаниями по его восстановлению. Подписка на новейшие поступления.

Вы зарегистрированы. Ваш отзыв добавлен. Так похожи патроны в магазине готового к бою пистолета. А также «торпеды», «гладиаторы», «бойцы» — то есть пушечное мясо всех силовых конфликтов. В средней машине было всего два пассажира, вольготно расположившихся сзаду на мягеньких кожаных сиденьях, и вот они-то разительно отличались от других. И костюмчики на их были подороже, и посиживали наиболее ловко, и говорили эти люди по-другому, и словарный запас у их был наиболее богатым.

Его телосложение выдавало бывшего спортсмена, поддерживающего себя в неплохой форме. Стрижка ежик, сероватые колющиеся глаза — он практически источал силу и уверенность, с первого взора было видно, что этот человек привык идти к цели самым маленьким методом. Но острый как бритва, но умный и хваткий взор белесых глаз показывал, что это никак не обычный «солдат» — в отличие от тех, кто мчался в головной и замыкающей машинках.

Так оно и было на самом деле. В свое время Олег Сергеевич Канаев, мастер спорта по самбо, как и почти все спортсмены, подался в рэкет, уцелел в одичавших разборках, дорос до бригадира, потом впору смекнул, чем может завершиться таковая карьера, и отошел от явного криминала. Сделал личную охранную фирму, набрал силы и авторитета в легальном мире, но сохранил уважение и в криминальной сфере. В данный момент он работал в одном из филиалов столичной финансово-промышленной группы «Консорциум», где его должность называлась максимально просто — «директор по развитию».

Понимающие люди, естественно, отлично соображали смысл этого эвфемизма. Семен Борисович — мужчина совсем неопределенного возраста: на 1-ый взор — 40, 40 5 но седоватая прическа, морщинистый лоб и глубочайшие носогубные складки добавляли ему еще лет пятнадцать, не меньше. В отличие от Олега Сергеевича он умел прокладывать более рациональные маршруты и наверное знал, что такое курвиметр. Мокрая лента шоссе ложилась под колеса, наматывая на спидометры джипов остаток тысячекилометрового пути.

Время ожидания заканчивалось, наступало время действовать, Олег Сергеевич ощутил выброс адреналина в кровь. Мы обозначили собственный энтузиазм, а периферия постоянно заинтересована в инвестициях. Посмотрим… Как там по времени? За окнами замелькали вросшие в землю домишки социалистической поры и теснящие их богатые коттеджи новейшего времени.

Темные джипы с «крутыми» столичными номерами въезжали на окраину Тиходонска. Когда-то его выстроили на окраине, но позже он оброс общежитиями, домами, своей поликлиникой и больницей и даже отдал имя новенькому городскому району. В русские времена он снабжал комбайнами всю страну, давал работу пятидесяти тыщам человек и являлся градообразующим предприятием Тиходонска. Правда, комбайны он делал нехорошие, но колхозам выбирать не приходилось: во-1-х — не из что, а во-2-х — снабжение шло по разнарядке.

Качество машин в разнарядке учитывалось, потому при необходимости в 3-х комбайнах брали 5 — два на запчасти. Завод перевыполнял план, на доске почета висели портреты передовиков производства, партийная и профсоюзная организации без утомились вели идейно-воспитательную работу, на общих собраниях трудящиеся верно выступали и зрело голосовали, кого нужно осуждали, клеймили позором, а кого нужно — жарко одобряли и всецело поддерживали.

Словом, «Сельхозмаш» и его многомилионный коллектив уверенно шли к победе коммунизма. Но вдруг все страшным образом поменялось. Великий и могучий Русский Альянс в одночасье развалился, всевластная партия — «ум, честь и совесть эпохи» — оказалась колоссом на глиняных ногах и сама по для себя упала, все планы лопнули, а директивы растаяли в пьянящем воздухе демократии и плюрализма. И сходу же «Сельхозмаш» погиб.

Основной конвейер тормознул, третья часть работников уменьшили, половина оставшихся разбрелась кто куда…. Ежели бы власть не отпустила вожжи и не дала страну на поток и разграбление, так бы и вышло. Но на грабительскую приватизацию завода разума хватило и у Малышева, и у его окружения. А что хитрецкого в том, чтоб напечатать ничего не стоящие бумажки, именовать их акциями, взять для себя огромную часть и на базе данной для нас очевидно мошеннической композиции чужое объявить своим?

Опосля этого пути коллектива и управления резко разошлись. Ежели ранее Малышев в месяц зарабатывал старенькых, полновесных русских рублей, рабочий сборочного цеха — , а нескончаемый русский эквивалент жизненных ценностей — бутылка водки стоила 2 рубля 87 копеек, то сейчас, когда цены взбесились, бутылка жизненного эликсира стоила две тыщи, а зарплата рабочего составляла 65 тыщ, но не выплачивалась нет средств , генеральный директор откусывал по полмиллиона, а то и миллиону новейших, обесценившихся рублей, да плюс страшно запрещенные ранее тяжеловесные баксы.

Завод хирел и нищал, его акции обесценивались, долг в бюджет рос так же, как долг по выдаче заработной платы. Отопление и электричество отключили, в прохладных корпусах облупливалась штукатурка и трескались стенки, станки заржавевалиэ.

А в административном корпусе все было по-другому: тут правило благополучие, достаток и европейская атрибутика процветания. В русском, очевидно, осознании. Кабинет директора — просторный, светлый, с кондишеном, кожаной мебелью, баром, аквариумом, плазменной панелью, увлажнителем воздуха и иными прибамбасами, говорящими… нет, прямо-таки орущими о достатке, обеспеченности и стабильности. Тут и отопление работало, и электричество не отключали, и вода шла бесперебойно. К модернизированной служебной «Волге» генерального добавился «Мерседес», пусть и не новейший, да и коммерческий директор прикупил «Форд»… Некие несознательные смутьяны связывали это с продажами оборудования и сдачей конторских помещений под кабинеты коммерческих компаний за черную наличку, которая типо оседает в кармашках директора и его прихвостней.

Сам Малышев это категорически отрицал, называя клеветой, громогласно провозглашал, что завод возрождается, и сулил коллективу сытую и сладкую жизнь в самом ближнем будущем. На данный момент и директор, и прихвостни ждали гостей, от которых это самое сладкое будущее и зависело. Хотя, честно говоря, сладость они собирались в первую очередь применять для себя, но ведь это обыденное дело…. За глаза его звали Иоганн, проводя параллель с разведчиком из известного русского кинофильма.

На среднем и безымянном пальцах показывались грубые рубцы. Он вырос на Богатяновке и имел бурную молодость: состоял на учете в милиции и даже отсидел за грабеж по малолетке… Позже вытравил криминальные факты из биографии и свел марганцем наколки, но следы остались: и шрамы на руках, и временами выныривающие из лихого прошедшего дружки, и несколько облагороженная блатная кликуха — напористый Ураган заместо откровенно блатного Уркагана.

Но подчистить биографию, избавиться от татуировок и убрать одну буковку в прозвище еще проще, чем поменять личность. В душе он так и остался Уркаганом. Уже будучи основным инженером, прочно подрался в ресторане, но смог погасить скандал, и дело не получило официального продолжения. Позже на заводе стукнул в споре профессионалы ОТК. Потерпевший оказался дядькой упертым, сказал:. От упрямца откупились ордером на квартиру в новеньком заводском доме — в те годы от такового предложения нельзя было отрешиться.

С тех пор с Фёдоровым предпочитали не спорить. Но ответственность момента не оставляла Вайсу выбора. С утра цивилизованные люди вообщем не пьют! Да и от вискаря никто еще мозга не терял, это не водка. Здесь культура употребления другая…. Нужно на два пальца от дна наливать, а ты на два пальца до края не доливаешь. И в самом деле, выпившим он не смотрелся. Разве что снял пиджак, распустил узел галстука и расстегнул ворот сорочки — недопустимая вольность в кабинете генерального.

Вайс поглядел на свои руки и как как будто лишь на данный момент увидел, что в очередной раз протирает очки белым платком. Он поморщился, водрузил очки на нос, упрятал платок. И недовольно отвернулся к окну с тройным стеклопакетом, в сероватую утреннюю хмарь. Скрипнула кожа приставного кресла, в котором традиционно посиживали гости.

Гендиректор же «Сельхозмаша» Малышев махнул из-за собственного обширного стола ладошкой на обоих, призывая к молчанию, и вновь склонился над аппаратом селекторной связи:. Да, да, вы верно осознаете. Так вот, эти обязательства должны соблюдаться неукоснительно! И сроки тоже! Так что ваши отговорки и оправдания меня не трогают. Сборочный, вы на связи? Запомни только: я лично прослежу за установкой этого конвейера. Чтоб все по технологии, все по чертежам. Это не наша техника, там системы контроля, винт кувалдой не забьешь!

Ну и отлично, что сообразил. Все, совещание заканчиваем…. А где их взять? Вот москвичи обещают, лишь я в благотворительность не верю. Поглядим, как все обернется…. Мы тоже не пальцем деланные! Либо для тебя проценты с договора получать надоело?

Хочешь в собственный старенькый кабинет вернуться? Фёдоров машинально провожал взором ее аккуратную, твердую попку, облитые блестящим нейлоном ноги и в который раз думал: дерет ее Малышев либо нет?.. Вот у кого заморочек никаких. Только бы воду не забывали поменять да жрачку давали регулярно…. А старенького директора застрелили, совместно с коммерческим! Вновь нарисовалась секретарша, невозмутимая, как айсберг, убрала стакан Фёдорова и кофе — Малышев и Вайс так и не дотронулись до собственных чашек.

У генерального тоже выделился адреналин. Вайс в очередной раз поднялся с кресла, прошелся по кабинету туда-сюда, подошел к окну, вцепился в подоконник. Основной инженер очевидно нервничал. Фёдоров посматривал на него с ухмылкой…. Ему было видно, как распахнулись ворота и на площадь выкатились три темных «Гелендвагена». Они сделали круг, обогнув комбайн на пьедестале и дворника в оранжевом жилете и с метлой, тормознули напротив главенствующего входа в заводоуправление….

Когда на местность завода въехали три темных внедорожника, Андрей додумался, что это и есть те самые московские «вивесторы», из-за которых ему выпала халтура. Три большущих сверкающих кара на широких колесах обогнули площадь по часовой стрелке. На 1-ый взор они выглядели несколько угловато, но в данной для нас угловатости был собственный особенный шарм, такая самоуверенность чопорного британца, которому совсем наплевать, что о нем помыслят остальные.

И подобно тому, как на нагрудном кармашке блейзера британского аристократа вышита эмблема его клуба — знак принадлежности к высшим кругам общества, на радиаторе каждого «Гелендвагена» сияла трехлучевая звезда — символ высшей авто касты. Наглухо затонированные машинки плавненько проехались мимо Говорова и тормознули у дверей заводоуправления. Он и представить не мог, какую роль сыграют приехавшие «вивесторы» в его судьбе.

Через несколько минут в большой директорский кабинет вошли трое приличных парней. И убедительно добавил: — Директор по развитию. Фёдоров задержал на нем внимательный, опознающий взор. Опосля знакомства, рукопожатий и уверений, что всем все чрезвычайно приятно, тиходонцы и москвичи сели за стол переговоров. Были произнесены все положенные дежурные фразы, опосля что Малышев сказал:. Директор говорил «коллеги», но обращался к Семену Борисовичу — ощущал в нем главенствующего.

Семен Борисович поглядел на Олега Сергеевича и сказал:. Но на данный момент заместо того, чтоб вынуть пистолет, он лишь кивнул, позже раскрыл ноутбук, окинул сельхозмашевских внимательным взором и полностью невыразительным голосом произнес:. Собранные материалы были подвергнуты комплексному анализу. Выводы, господа, таковы: инвестиции в открытое акционерное общество «Сельхозмаш» следует признать… не представляющими энтузиазма. В зале стало чрезвычайно тихо, а позже «красный директор», который начинал 30 лет назад токарем, сразу обучался на вечернем в техникуме и жил в опьяненной общаге, а через 5 лет выбился в профессионалы и получил восьмиметровую комнату в малосемейке, а позже стал… В общем, генеральный директор «Сельхозмаша» Юрий Сергеевич Малышев сплюнул на пол и, соблюдая все правила неплохого тона и этикет деловых переговоров, произнес:.

На фиг комедию разламывать, совещания устраивать? Произнесли бы по телефону — идите на фер с вашими инвестициями! Для того, чтоб огласить для вас о выводах наших профессионалов, необязательно было ехать из Москвы в Тиходонск. Тем не наименее мы тут. Директор поднял брови. Основной инженер побледнел. Лицо коммерческого директора, напротив, — побагровело. Нужно огласить, что приехавший директор по развитию сходу ощутил в нем собственного, и директора новейшей эры обменялись многозначительными взорами определения.

Ручки выскочили из мраморной подставки и разлетелись по полу. Это же бизнес. Бизнес, и ничего личного. Вы ведь даже не выслушали наши пред…. Храмцов пожал плечами, кивнул своим спутникам. Олег Сергеевич закрыл ноутбук, упрятал в кейс. Сторожко смотря по сторонам, поднялся Палыч. Он очевидно ждал проблем. Фактически, конкретно в этом и состояла его работа. Ждать проблем и предотвращать их.

Фёдоров вскочил из-за стола, опережая гостей, подбежал к двери, резко раскрыл, так что она стукнулась о стенку. Испуганно вскинулась секретарша в приемной. Андрей увидел, как из дверей заводоуправления вышли «вивесторы». Опешил — что-то быстро они окончили переговоры. На втором этаже распахнулась створка окна.

Оттуда высунулся коммерческий директор Фёдоров и закричал:. Андрей поразмыслил, что основной инженер, кажется, нетрезв. Один из москвичей обернулся и поднял голову. Он обширно улыбнулся Фёдорову. Окно на втором этаже затворилось. Мягко, практически неслышно хлопнули дверцы, «Гелендвагены» двинулись в сторону ворот. На этот раз они огибали площадь против часовой.

Когда колонна москвичей отьехала от завода, Семен Борисович достал из кейса мобильный телефон, не спеша вытащил антенну. В середине 90-х это была уникальность, воспользовались мобилами лишь удачные, богатые люди, как они себя называли — элита. Семен Борисович кивнул.

Он быстро пробежался по кнопочкам «Нокии». Клавиши отзывались мелодичным звуком. С антенны телефона сорвался сигнал. Спустя секунду в тыще км от Тиходонска, в кабинете председателя совета учредителей закрытого акционерного общества «Консорциум» Василия Петровича Лебедева раздался телефонный звонок.

Василий Петрович просматривал проект бюджета, который ему передал один их прикормленных депутатов. Это чрезвычайно принципиальный документ, и получить его мог лишь властный и могущественный человек. Зная бюджет, можно найти выгодные вложения капитала, выхватить многообещающие заказы, спланировать верные откаты и жирные распилы…. Телефон продолжал звонить. Поверх очков Лебедев поглядел на столик, на котором стояли три стационарных аппарата с гербами Русской Федерации — и два мобильных.

Разрывался тот, который предназначался лишь для связи с узеньким кругом руководящих служащих. Лебедев протянул руку, взял трубку. Экран высветил номер абонента. Глас Семечки звучал так чисто, как как будто он находился за стенкой. В практике работы «Консорциума» отказы, очевидно, бывали.

Но изредка. Очень изредка. Авторитет «Консорциума» был так велик, что хоть какое предложение, исходящее от него, расценивалось как «предложение, от которого нельзя отказаться». Лебедев снял очки, бросил их на бумаги. Встал, по ковру дошел до большущего — от пола до потолка — окна. С двенадцатого этажа пирамиды «Консорциума» раскрывался вид на Москву-реку.

В столице было солнечно, река поблескивала, и даже сильно тонированное стекло не могло погасить этот сияние. Обстановку делают. Ежели она сложилась, означает, ты недоработал! Нужно постоянно дорабатывать, Семен… Оседай там, обживайся, решай вопросец на месте! Не дожидаясь ответа, Лебедев отключился. Несколько секунд стоял молча, смотря на красочный пейзаж. По Москве-реке плыл прогулочный теплоходик, в небе над столицей скользили легкие завитки туч, опосля недавнего дождика воздух был незапятнанный, прозрачный, отлично просматривался умытый крупный город с выделяющимися зданиями сталинских высоток.

Но наслаждаться некогда — у Василия Петровича много работы. Кроме текущих дел в ежедневнике были намечены три суровые встречи, в том числе с вице-премьером. Да еще интервью французскому телеканалу…. Для него неудача в Тиходонске была временной информацией. Последующая обязана содержать отчет о достижении цели. И он продолжил заниматься делами, за которыми стояли большие средства, ресурсы, людские жизни. И смерти…. Что мы облажались и должны исправлять ситуацию! И добавил: — У меня уже кишки марш играют.

Эти долбачи даже не угостили гостей…. Знаешь, чем такие угощения заканчиваются? На данный момент поедем, пообедаем, а пацаны пусть поглядят кабинеты. Переночуем в гостинице, а позже нужно снять жилище поприличней — чую, мы здесь навечно зависнем…. В 20 5 километрах от Тиходонска, в теплично-огородном Халтыре, населенном трудолюбивыми армянами, новейшие кооперативные времена одномоментно освободили сдерживаемую и наказуемую аскетичными русскими законами, но буйно кипящую в душах восточных людей личную инициативу.

Сначала обитатели выставили к дороге мангалы и принялись поджарить и продавать проезжающим автомобилистам шашлыки и чебуреки, позже поставили столики и навесы, позже возвели стены… В итоге вдоль шоссе выстроились 10-ки кафе, закусочных, чебуречных и ресторанчиков. Сейчас сюда уже специально приезжали любители кавказской кухни, которую к тому же отличали полностью доступные цены. Сейчас в двуэтажном личном кафе «Медея» было не по привычке многолюдно — банкет: встреча выпускников Тиходонского политехнического.

Такие мероприятия проводят традиционно в летнюю пору, ну, как собрались, так собрались. Гостей было около шестидесяти человек: большая часть пришли пешком либо приехали на автобусе, на мокрой стоянке стояло двенадцать «Жигулей» и неновых иномарок, лишь Ванька Вельветов прикатил на большущем внедорожнике с водителем. На дверях «Медеи» висела древняя табличка с позабытым словом «Спецобслуживание». На данный момент таковых табличек уже не существует: в приличное заведение и без их абы кого не пустят — фейсконтроль, дресс-код и все такое.

Вообщем, в Халтыре всего этого не водилось. А вывеска осталась от прошлой жизни: ранее тут была столовая: фикусы в кадках, огромные цветные фото цветов и сельских пейзажей да картина неизвестного и очевидно непризнанного гения — на берегу реки пасутся жеребцы, ноги которых имеют почему-либо по два сустава. Меню тоже было без выкрутасов: пара салатов, включая неизбежный оливье, три супа и 5 горячих блюд, из которых в наличии имелось реально постоянно два, а то и одно….

Сейчас все поменялось. Под стационарным навесом во дворе в землю был вкопан тандыр, в котором на вертикально висячих шампурах запекались большие картофелины, перемежающиеся с овощами и маленькими кусками жирного мяса. Сок овощей и жир, стекающий с мяса, пропитывал клубни. Недорого, сытно и чрезвычайно вкусно. Пить — а на водку, естественно, средств не пожалели, — можно было не закусывая, уже под один исходящий из тандыра практически осязаемый запах.

А у входа стоял инженер-электрик Лешка Плугин. Прикинут он был по крайней моде девяностых: малиновый пиджак с золотыми пуговицами, отглаженные штаны, блестящие новеньким блеском башмаки, узкий запах реального французского одеколона. Он рано растолстел, но смотрелся жизнерадостно и мог служить ходячей рекламой обычный здоровой пищи: старенькых хороших куриных котлет, свиных отбивных и макарон по-флотски — этот набор раз в день и готовила столовская кухня.

10 лет назад Лешка вкупе со всеми окончил Политех и вряд ли имел бы настолько преуспевающий вид, ежели бы не женился на Ануш Хачалаевой — дочке бывшей заведующей данной для нас самой столовки, которая ее удачно приватизировала, став из обычного наемного работника — собственником, хотя и маленьким.

Бизнес она передала юным, а они довели уже затрапезную столовку до разума. На данный момент Лешка Плугин стоял в дверях, как и подобает радушному владельцу. Конкретно он с Сергеем Шереметом и выдумал собрать их курс: как-никак 10 лет со дня выпуска! Серега — самый профессиональный выпускник: сходу опосля окончания поступил в аспирантуру, два года спустя защитил кандидатскую, а на данный момент торговал секонд-хендом в арендованном подвальном магазинчике и считал, что ему здорово подфартило.

Дела шли хорошо, он съездил с супругой на две недельки в Турцию и даже собирался купить собственный подвал. Сергей и занимался оргвопросами: обзванивал всех, зазывал, уговаривал, стыдил, прельщал минимальными затратами и вкусной пищей, говорил высочайшие слова о студенческом братстве и неразрушимой дружбе юных лет.

Компания собиралась разномастная, даже чересчур. Леша уже научился распознавать неплохую одежду и обувь. Сперва-то он даже не слушал, когда супруга с тещей обсуждали, кто во что одет, позже сообразил, как это принципиально, и сейчас знал имена популярных дизайнеров наизусть.

На данный момент это понадобилось. Запахи одеколонов, покрой одежды, лейблы — все это охарактеризовывало положение бывших однокашников на крутой и кривой лестнице жизненного фуррора. Были и остальные признаки наружного благополучия: Вельветов, к примеру, не считая внедорожника и водилы, показал молодую длинноногую блондинку, одетую как манекенщица. Да и манеры у их были надлежащими. Леша даже смутился и скованно поклонился обоим, как швейцар кланяется высочайшим гостям. С иными сокурсниками он ощущал себя проще, хотя тоже делал выводы: у Маринки Алиевой надетая ранее сезона норковая шуба и новые сапожки «Дольче Габбана», а у Андрея Говорова стоптанные башмаки, вытертый пиджак еще студенческих лет с — убиться веником!

Он постоянно был с причудами, таковым и остался. Вообще-то людям свойственно держаться собственного круга. Потому разношерстные компании состоят традиционно либо из родственников, либо из бывших одноклассников. Что ж, это как раз таковой вариант, и Лешка вел себя избирательно, либо, как принято говорить в определенных кругах, «гибко». С некими мужчинами он обнимался по-братски, а их дамам целовал ручки.

С иными тоже обнимался, но не так жарко, как будто экономил время, и ручки спутницам лишь пожимал. Грубой каменной кладкой и открытым очагом под вытяжкой в углу зал напоминал жилье горца. Запахи дымка, специй, солений, свежайшей зелени, лишь что испечённых лепёшек, жаренного на огне мяса просто приказывали как можно скорее приступить к трапезе.

Длиннющий стол, составленный из пяти-шести обыденных, был накрыт пёстрой картонной скатертью в весёлый цветочек и разделял по диагонали маленькой комфортный зал на два треугольника. Сумятица выбора соседей при рассаживании быстро улеглась, чокнулись за встречу рюмки с прохладной водкой, застучали по тарелкам вилки и ножики.

Все шло как обычно: ели, пили, говорили тосты: за педагогов которых не додумались позвать и сейчас сокрушались по этому поводу , за дружбу, за юные годы. Равномерно все оттаяли, невидимые барьеры размылись, напряжение спало. Стол взорвался хохотом. Сам Юрка снисходительно улыбается: дескать, было дело под Полтавой… Он ни одной сессии впору не сдал, вечно в «хвостах», ни разу стипендию в руках не держал.

Но Юрка в драгоценном костюмчике, с таковым увесистым перстнем на пальце, что пошевелить мозгами жутко — сколько же эта дурацкая гайка стоит. И опять все смеются, и она громче всех — девочка-куколка, белая Барби, немножко полнее в груди и бедрах, чем требовал евростандарт, но с узкой талией, с изящными руками. Вокруг нее вечно суетились однокурсники. Обучалась Алинка так, что о ней легенды слагали.

Ни у кого не хватило бы духу поставить ей заслуженную двойку. Не достаточно того, говорили, что она могла опосля экзамена реализовать прямо в аудитории уже ненадобный учебник обалдевшему педагогу за три рубля. Либо отдать ему совсем безвозмездно. Не много ли что говорят… И на данный момент она в порядке — финансово накладная одежда, свежайший маникюр, гладкое ухоженное лицо, блестящие волосы. Хохот смолк, все глядят с недоумением, ожидают, что он ответит.

А он и не знает, что отвечать. Вправду, зачем? Как здесь объяснишь, ежели кому-то непонятно? 5 лет они стремились к этому свещенному знаку, он как бы объединяет всех тут собравшихся, к тому же он как прикрутил его на выпускном вечере, так и не снимал. Пиджак-то в шкафу провисел все 10 лет. Однокурсники переглянулись, и во всех взорах читалось одно и то же: «Как был лохом, так и остался! Эта история всем известна уже 10 лет, но развлекает, как новенькая, а Кислов добавляет:.

А это окурок размокший! Стол забавно хохочет. А Говоров слабо улыбается и задумывается, как нужно было ответить про этот злополучный значок, чтоб все посмеялись и не считали его лохом…. Она смотрится, как Алинкина мама: постаревшая, грузная, с темным томным лицом и тусклым взором.

Ей привезли из деревни, а она захворала. Могло испортиться. Ей очевидно неудобно. И Виталику Егорову неудобно — он вкалывает в строительной шарашке и время от времени подбрасывает Говорову халтуру по электрике, Игнатьев трудится в шиномонтаже… А Валерка Жеребец с гордостью сказал, что организовал фирму «челноков»: одни дамы привозили из Турции и Китая большие сумки с дешевеньким ширпотребом, остальные продавали их на местном вещевом рынке, а он снимал сливки.

За рэкет. Мы для чего собрались? Развлекаться да о неплохом говорить. Вот Валюша, красота наша, чем занимается? Маленькая подтянутая фигура, слегка раскосые зелёные глаза с искринками и медно-рыжие волосы производили воспоминание на мужиков.

Быстрее всего, конкретно говорящая фамилия и колоритная наружность избавили Валюху от каких-то колебаний в выборе жизненного пути. Она так удачно влилась в рынок со своим природным продуктом, что совсем не жалела о смене профессии.

Джекпот для лоха читать онлайн бесплатно полностью скачать онлайн вулкан казино

Свой среди чужих, чужой среди своих (FullHD, драма, реж. Никита Михалков, 1974 г.)

Следующая статья результаты розыгрыша жилищной лотереи столото

Другие материалы по теме

  • Чат рулетка онлайн с телефона с девочками
  • Бесплатные игровые автоматы украина
  • Мобильное казино фортуна

    1 комментариев

    1. Мариетта:

      самые честные онлайн казино с выводом денег в россии

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    как выглядит игровые автоматы © 2021. Все права защищены.